50

погода на завтра

время проходит, и длится зима -
дольше, чем две недели. холодное облачко ждёт на улице и приклеивается к губам - привет, я здесь, ещё один ледяной ясный день, ещё один дождь, ещё один автобус - сауна в пальто, ещё один "кафе-арома", мгновенно остывающий на ветру. зима. непривычно долго.
февраль, на бен-гурионе неделю назад все-таки убрали елку. успели до песаха.
мы живы. любуемся черными стволами, сложенными в аккуратную, как в каком-нибудь смоленске, поленницу, прямо напротив. это вместо лесочка. могло быть и хуже.
алена защищает родину. родина ничего, не морщится.
майечка пытается ходить.
эмка пытается разговаривать на иврите.
все остальные тоже чего-нибудь пытаются. я, в основном, - не съехать мозгами на любимой работе.
а тем временем мы съездили в клайпеду.смотрели на листочки подо льдом, на уток, тусующих посерединке пруда. на голые черные прекрасные ветви.
а на картинке вильнюс, закругляющий простанство

и еще поедем. ясное дело.
50

амстердам

я влетела в него, отряхивая сажу с зеленых своих рукавов
и не чувствуя Рождества, и не находя в каналах своего отражения,
и не без напряженья,
после пожара -отмывания дома- рекордного количества стирок по родным и друзьям,
до ухода алены в славные ряды цахала,
заклеивая выбитые стекла мешками из супера,
расходуя рекордное количество изоленты,
как в войну в заливе в девяносто первом,
и чуть было не опоздав на самолет...
и все же он состоялся, и мы с ланой состоялись в нем,
и глаз было мало, чтобы все вобрать, например -
лебедь неторопливо плыл вдоль хаарлем,
и темносерая бурая коричневая и вдруг небесного цвета вода
дрожала на башнях, и в стеклах часов, в и в окошках кораблика,
и светилась вдоль гранитного розового треугольника
меж протестантской церковью и убежищем анны франк,
оченьмногоневероятномного воды
и домики и трава у бегинок и японская флейта
и голоса поющие иману-эль
перед адвентом английский ангельский хор
и можно петь с ними, ясное дело,
и -
тынамдом,
амстердам.

жаль, что всего пять дней.
50

Жизнь налаживается

Дорогие все, кто беспокоился, спрашивал и переживал!
Огромное вам спасибо за поддержку, она была так нужна в те страшные дни.
Наш дом цел, мы здоровы, а окна вернутся на место. Пока что заклеили прозрачными мешками:)
Интернета нет и пока не будет, так что сразу отвечать не могу...
Марсианский пейзаж из окна - чёрные деревья на белой золе. Марсианская атмосфера в районе - люди в масках, палатки, блокпосты на въезде. Вот такое кино.
Но все это будет меняться.
Ещё раз всех благодарю.
50

(no subject)

Наш район, Ромема, горит. Видела наш дом в окружении горящих деревьев. Никого из нас там нет, мы не можем приблизиться. Мы у друзей, есть, где ночевать.
Очень страшно.
50

ноябрь

тепло. ветер. с детей сдувает - то ли панамки, то ли ушанки. не поймешь, что нужнее.
уже месяц, как дома в хайфе.
алена дорабатывает последние нонешние предармейские денечки. сегодня в связи с нахлынувщей взрослостью отправилась в лунапарк.
маша меняет квартиру, работу, взгляды на жизнь и отношение к базовым ценностям.
аня категорически не высыпается.
эмка бурно осваивает иврит.
майечка улыбается и говорит грррлятю.
вика работает.
я читаю всякого.
так и живем.

в парке яркон зеленая совсем река. и уточки. и стрижи.
и сосны наши малость проредили. больше посадочных пеньков.
и ночной тель-авив хорош невероятно с высоты пятнадцатого этажа гостиницы, и еще -
в сароне есть квадратный пруд. там лилии цветут.

и еще перед глазами озеро дома в клайпеде.и листья. и лебедь.

хочу быть всюду всегда.
50

55

круглая я отличница
уж и не ягодка опять,
не будем уточнять,
круглая сама себе отличница,
младшая пятёрочка
помнится на пять:
мама, платье с вышивкой,
"Кавказская пленница",
и ещё - ничего не боюсь!
прыгаю через лестничный пролёт,
бегаю по фундаменту стройки шириной в кирпич
(внизу темная гулкая глубина,
главное, чтобы бабушка не узнала),
всемогувсехочувсебуду!..
а старшая пятёрочка,
которая пять десятков,
говорит - ну конечно,
и через пропасти прыгала,
и по тонкому льду ходила,
и платьев сносила немеряно,
и пленом кавказским прельщалась,
и утверждала свободу,
и в глубину всматривалась,
и голос ее слушала,
одна, без мамы и бабушки...
все было. все состоялось.
круглая ты отличница,
всемогувсехочувсебуду!
50

Йом Кипур, Клайпеда. Посвящение Паулю Целану

... и снова серые ветви на сером небе
и чайки кричат громче всех все-таки это морской город
и холод божемой какой холод
и лица
детивнукиправнуки ушедших
серые камни серой мостовой
красныебагровыержавые листья октября

вот так они шли наверное по этим улицам
литовским немецким мемельским
я ничего не знаю об этом
но разницы нет как нигде в европе
даже такой приблизительной
в среднем не лучше не хуже
как везде как повсюду
по этим камушкам серым розовым красным ходят
детивнукиправнуки
их ни о чем не спросишь
столько лет прошло в конце концов столько лет прошло столько лет
давайте жить дальше
давайте
давайте

"...волос твоих золото гретхен
волос твоих пепел рахиль"
50

клайпеда, 07. 10

мелкий дождичек. правда, римского папы не наблюдается. просто много разных католиков.да и грибы все закончились.
зато древесные очень красивы, крупные и лакированные.

брела по деревяннным мосткам в лесу,
разглядывала пеночку на оранжевом стакане миндального латте,
замедляла шаг на неровной брусчатке парка советских времён,
прикасалась к сырым мохнатым скамейкам,
выдыхала.
замечала разныеразныеразные листья, красные и золотые, даже некоторые зеленые, коричневые, пегие.

хорошо никуда не спешить.
50

Клайпеда 06.10

и представить себе невозможно и думать странно
дома в хайфе жара хамсин неохотно тает
дома в литве я чувствую непрестанно
тучи холодный воздух мгновенные стаи
разворачивющиеся сразу по всем ветрам
и красный синяк заката и корочку по утрам
твердую тминного хлеба треснувшую на лужице
и листья влетают в лицо и облако кружится
и розовый новый месяц и тут же ломается зонт
как дома в хайфе и закругляется горизонт